Русский

Глобальное формирование: структуры мировой экономики

Кристофер Чейз-Данн разработал структурный подход к анализу мир-системы, который подтверждается эмпирической работой и исследованиями ряда социологов. Его структурный подход объясняет современную (капиталистическую) мир-систему с помощью модели, элементами которой являются:

  1. константы,
  2. циклы и
  3. тенденции.

Межгосударственная система

Межгосударственная система состоит из стран с неравной властью, между которыми существует геополитическая, военная и политическая конкуренция за рынки и ресурсы. Внутри межгосударственной системы одна страна центра не может контролировать всю систему, потому что другие центральные страны образуют альянс для установления баланса сил. Система, в которой одна страна охватывает всю систему, или, другими словами, система, имеющая единую политическую структуру, называется мир-империей.

Примером простой межгосударственной системы может быть система из трех стран, в которой одна страна не более мощная, чем две другие вместе взятые. Когда одна страна начинает становиться сильнее, две другие образуют альянс, чтобы предотвратить создание мир-империи. Если одно из двух государств в альянсе становится слишком сильным, то альянс распадается и создается новый, состоящий из двух других стран.

Межгосударственная система – это политическое тело капитализма, поддерживающее институты капитализма. Межгосударственная система играет ключевую роль в ослаблении классовой борьбы и ограничении контроля над капиталом: если в стране возникают условия, ограничивающие накопление капитала, капитал мигрирует в страну с более благоприятными условиями. Классовая борьба ограничена национальными границами (институционализация прав и организаций рабочих посредством внутреннего законодательства, контроль над государством…), поэтому миграция капитала через границы может иметь два эффекта: 1. избегание ограничений, налагаемых классовой борьбой, и 2. шантаж организованного труда упразднением рабочих мест. Межгосударственная система является основой мобильности капитала и распространения капитализма.

Правящий класс использует государство, чтобы обеспечить себе как можно большую долю рынка. В соответствии со структурным положением в системе (центр, полупериферия или периферия) государство может регулировать рыночные силы (обычно в случае полупериферийных государств) или усиливать их (центральные государства, или гегемоны). Рыночные силы (свободная торговля) приносят пользу странам центра, экономическое превосходство которых обеспечивает монополию в свободной торговле, в то время как регулирование в форме протекционизма позволяет менее конкурентоспособным странам защищать свой собственный рынок.

Иерархия центр-периферия

Структура разделения капиталистической мир-системы представляет собой иерархию центр-периферия. Классовое разделение и разделение труда капиталистической мир-системы связано с капиталистическими процессами и делится на три логические зоны: периферию, полупериферию и центр. Периферийные процессы характеризуются высокой трудоемкостью и низкой капиталоемкостью  (т.е. низким технологическим уровнем), преимущественно неквалифицированной рабочей силой, низкой заработной платой, высоким принуждением и слабым государством. Процессы центра имеют противоположные характеристики: высокая капиталоемкость (т.е. высокая степень автоматизации и механизации во всех сферах производства, современные технологии), преимущественно квалифицированная рабочая сила, высокая заработная плата, низкий уровень принуждения и сильный государственный аппарат.

На первый взгляд это может показаться противоречивым, если принять во внимание аргумент равной производительности на Глобальном Севере и Глобальном Юге, который основан на том факте, что технологии в обеих зонах (центре и периферии) одинаковы. Однако это утверждение следует рассматривать в контексте нескольких случаев:

  1. Технологии, появляющиеся в центре, будут конкурентоспособными до тех пор, пока они не будут расширяться, с увеличением капиталоемкости по отношению к рабочей силе, а когда они станут общедоступными, то полностью переместятся на периферию. Пример этого можно найти в текстильной и сталелитейной промышленности, где технологии, созданные в Англии, позволили ей перейти от полупериферии к положению гегемона центра. Теперь эти технологии и процессы характерны для периферии (текстиль) и полупериферии (сталь).
  2. Степень капиталоемкости в сельском хозяйстве на периферии почти всегда очень низкая, но там производятся продукты, которые нельзя выращивать в центре из-за климатических и географических условий, и в случае, если их нужно обрабатывать, они обрабатываются в центре (например, кофе).
  3. Капиталоемкость с точки зрения концепции центра-периферии относится ко всей экономике страны, которая включает сельское хозяйство и ту часть промышленности, которая не ориентирована на экспорт.

Эти характеристики относительны. Если говорят, что степень принуждения на периферии высока, это относится к сравнению с центром, и поэтому это не обязательно означает, что работа на всей периферии является подчиненной, и что центр свободен от принуждения. Некоторые методы принуждения на периферии исчезают, прямое принуждение заменяется более «мягкими» методами, которые, хотя и являются улучшением по сравнению с предыдущей ситуацией, все же отстают от центра. Суть состоит в том, чтобы понять отношения между зонами капиталистической мир-системы как относительные, а не абсолютные. Принуждение также существует в центре, но оно меньше по сравнению с периферией.

Полупериферия – это зона, которая логически располагается между центром и периферией и делится на два типа:

  1. Государства с равным соотношением центрального и периферийного процессов. Здесь статус полупериферии понимается не как процесс в том же смысле, что и два других, а как зона, в которой ни один из процессов не является доминирующим.
  2. Если центр-периферия рассматривается как континуум, то полупериферия также может рассматриваться как процесс, характерный для половины этого континуума.

Континуум в этом смысле означает линейное целое, характеристики которого качественно меняются постепенно от одного конца к другому.

В первом типе есть олигархия, состоящая из двух групп капиталистов: одна группа принадлежит к периферийным производственным отношениям и процессам, а другая группа принадлежит к процессам и отношениям центра. Между ними существуют непримиримые противоречия, потому что периферийные процессы, которые зависят от экспорта и, следовательно, зависят от стран центра и мирового рынка, требуют свободной торговли. В то же время процессы центра требуют протекционистских мер и государственной защиты, чтобы исключить конкуренцию со стороны государств центра (которая деиндустриализирует их).

Второй тип в силу единообразия процесса имеет олигархию, внутри которой нет серьезных противоречий.

Политическое направление полупериферии определяется внутренним расслоением. Высокая степень социальной стратификации может привести к социалистической революции вопреки капиталистической логике, в то время как низкая степень стратификации может обеспечить классовую гармонию, которая позволяет подняться в иерархии системы (переход от периферии к полупериферии, от полупериферии к центру).

Когда рукопись работы Чейз-Данна была завершена (1987 г.), социализм все еще оставался реальностью, поэтому о социализме в ней говорится в контексте единственной альтернативы капитализму. Сегодня, когда социалистический блок больше не существует, это утверждение можно понимать в более широком смысле: высокая степень социального расслоения создает антисистемное и контргегемонистское движение и сопротивление.

Как и в случае отношений между зонами системы, процессы тоже относительны. То, что сегодня является процессом центра, в будущем превращается в полупериферийный или периферийный процесс. Это означает, что конкретная сфера производства не принадлежит самому центру, а связана с капиталоемкостью (технологиями). Например, высокомеханизированное сельскохозяйственное производство – это процесс центра, в то время как сельскохозяйственное производство, основанное преимущественно на человеческом труде, – это процесс периферии. Аналогичным образом, когда появляется новая технология, она обеспечивает рыночное преимущество (монополию) там, где она возникла, но затем она распространяется на другие центральные страны и перестает быть конкурентоспособной. В более позднем развитии эта технология полностью переходит на полупериферию, когда она перестает быть прибыльной, и уступает место более высокой технологии в центре.

Иерархия центр-периферия не неизменна, но в ней есть горизонтальная мобильность, т.е. взлеты и падения в системе. Хотя это и не является обычным явлением, есть два случая, когда периферийные страны стали странами центра: США и Япония.

В связи с этой точкой зрения и в отличие от нее было бы полезно сослаться на наблюдения Иммануила Валлерстайна относительно горизонтальной мобильности:

“Возможность перехода государства от статуса полупериферийной страны к статусу страны центра всегда была вопросом манипулирования элементами, которые движутся в различных направлениях, чтобы достичь почти идеального сочетания.

Например, сочетание, которого достигла Англия в “долгом” шестнадцатом веке, включало объединение сельской текстильной промышленности (таким образом, она не подвергалась воздействию высоких затрат на заработную плату, защищаемых гильдиями в традиционных текстильных центрах, таких как Фландрия, южная Германия и север Италии) с процессом улучшения сельскохозяйственных угодий на пахотных землях в единицах среднего размера (таким образом, одновременно предоставляя классу йоменов, как покупателям, выселенный класс бродяг и мигрантов, которые обеспечивали большую часть рабочей силы для текстильной промышленности), плюс сознательное решение продвигать новый рынок недорогих тканей (“новые ткани”) для продажи новому среднему слою ремесленников, менее богатым горожанам и более богатым крестьянам, которые процветали в цикле расширения мировой экономики Европы. В девятнадцатом веке Германия также воспользовалась преимуществами среднего уровня заработной платы, основанного на историческом наследии сокращающегося класса ремесленников, чтобы создать достаточно большой внутренний рынок, но со стоимостью производства, достаточной для того, чтобы конкурировать с Великобританией, особенно в областях на востоке и юге, где у нее были преимущества транспортировки. Однако это не единственное сочетание, которое может работать. Появляется феномен “белых поселенцев”, характеризуемый высоким уровнем заработной платы, предшествующим индустриализации, и удаленностью от мировых центров производства (которая обеспечивает естественную защиту из-за высоких транспортных расходов на импортные товары). И снова Эммануэль настаивает на том, чтобы прояснить, что происходит. Он напоминает нам, что из пяти британских колоний-поселений – Соединенных Штатов, Канады, Австралии, Новой Зеландии и Южной Африки – первые четыре сегодня имеют самый высокий доход на душу населения в мире, тогда как Южная Африка находится на уровне Греции или Аргентины.  Несмотря на то, что она имела тех же колонистов, те же связи с Британией.

«Только один фактор был другим, а именно то, что случилось с коренным населением. В то время как в остальных четырех колониях было предпринято полное истребление коренных жителей, в Южной Африке колонисты ограничились тем, что загнали коренных жителей в гетто апартеида. В результате заработная плата в первых четырех странах достигла очень высокого уровня, тогда как в Южной Африке, несмотря на выборочную заработную плату, которой пользовались белые рабочие, средний уровень заработной платы оставался относительно очень низким, чуть выше, чем в слаборазвитых странах, и ниже чем на Балканах, в Португалии и Испании» (Эммануэль, 1972, стр. 125)”.

Периферийные и полупериферийные страны зависят от транснациональных корпораций и инвестиций. Эти институты прямо или косвенно ограничивают пространство для маневра (полу)периферийных стран.

В периферийных странах эксплуатация основана на принуждении. Способы принуждения меняются со временем, но в каждый период принуждение на периферии сильнее, чем в центре. Например:

  • рабский труд был почти отменен,
  • принудительный труд сокращается, однако,
  • число полупролетариев увеличивается, пока
  • неформальный сектор растет,
  • формальный сектор также растет, но более медленными темпами.

Полупролетарии и неформальный сектор предоставляют рабочую силу, которая оплачивается намного ниже, чем труд официального сектора, и которая обеспечивает большую часть прибыли.

Со временем иерархия центр-периферия прошла три фазы международного разделения труда:

  1. классическая зависимость: экспорт сырья с периферии в центр при одновременной деиндустриализации конкурирующих с центром секторов;
  2. зависимая индустриализация: периферийные страны переходят к индустриализации через импортозамещение (создание отечественной промышленности, производящей товары, импортируемые из центра), что заменяет зависимость от импорта готовой продукции из центра зависимостью от импорта капитальных товаров (машин, производимых машинами); большинство стран, проводивших эту политику, остались на периферии и не достигли подъема в системе;
  3. глобализация: производство комплектующих (аутсорсинг) экспортируется на периферию, но продажи осуществляются в центре; характерным для этого периода является распространение зон свободной торговли на периферии (зон, где производство ведется в благоприятных условиях для инвесторов, но в плохих для рабочих).

Основной характеристикой, воспроизводящей иерархию центр-периферия, является военно-политическая сила в сочетании с логикой накопления капитала. Военно-политическая сила центра с классовым союзом как следствие общих интересов олигархии центра и олигархии периферии гарантирует взаимную поддержку (военное или политическое вмешательство центра в пользу компрадорской буржуазии периферии, с одной стороны, и, с другой стороны, осуществление политики, поддерживающей перенос стоимости с периферии в центр) в поддержании межгосударственной системы и иерархии центр-периферия.

Другими факторами воспроизводства иерархии центр-периферия являются:

  • формирование силового блока,
  • формирование  государства,
  • неравный обмен и
  • классовая борьба.

Силовой блок – это классовая коалиция, которая поддерживает и контролирует государственный аппарат.

Формирование силового блока – это процесс институционализации политических и экономических интересов вышеупомянутой коалиции.

По отношению к иерархии центр-периферия силовой блок как политическая власть, защищающая свои интересы, воспроизводит международное разделение труда.

Неравный обмен – это передача стоимости от периферии к центру через разницу в заработной плате, которая воспроизводит иерархию центр-периферия.

Классовая борьба осуществляется в национальных рамках государства, в то время как формирование классов в мир-системе является глобальным процессом (охватывает всю систему) и выходит за рамки национальных границ государства – с точки зрения мир-системного анализа, формирование классов рассматривается как процесс дифференциации мирового пролетариата и мировой буржуазии. По этой причине существует противоречие между политическими основами классовой борьбы и формирования классов. Политической рамкой классовой борьбы является государство: классы конкурируют за контроль над государственным аппаратом, и, таким образом, формирование классов расклывается, потому что интернационализм слаб среди рабочих центральных стран и нет интернационализма между рабочими центра и периферии.

Классовая эксплуатация имеет два аспекта:

  1. между капиталом и трудом и
  2. между центром и периферией.

В странах центра центр-периферийная эксплуатация обеспечивает национальный союз между трудом и капиталом за счет прибыли, отобранной у рабочих периферии, которая финансирует высокую заработную плату рабочих центра, а также высокие прибыли транснациональных корпораций. В странах периферии центр-периферийная эксплуатация обеспечивает союз внутреннего капитала и рабочей силы по тем же причинам (это прогрессивный национализм антиколониального характера). В полупериферии нет возможности для классового союза из-за противоречивых альтернатив между внутренними процессами центра и периферии: либо союз центра в пользу периферийного процесса, либо автоцентрическое развитие (независимое развитие, обращенное к собственному рынку) в пользу процесса центра. Во втором типе полупериферии, хотя между процессами нет противоречий, их однородность также делает возможным однородность пролетариата и усиление солидарности в его рядах (в первом типе можно ожидать, что солидарность между пролетариатом центрального процесса и периферийного процесса будет слабой из-за конфликта интересов). Противоречия иерархии центр-периферия в центре и на периферии скрывают классовую борьбу, тогда как на полупериферии она открыта.

Класс

Мировые классы состоят из капиталистов, пролетариев (рабочих без собственности) и растущего среднего класса. Иерархия центр-периферия пересекается классами, поэтому мы можем видеть четыре разные категории, на которые влияет капиталистическая динамика:

  1. капиталистический класс стран центра,
  2. капиталистический класс периферийных стран,
  3. пролетариат центра и
  4. пролетариат периферии.

Отношения между пролетариатом центра и периферии можно понять как континуум от защищенного и оплачиваемого рынком труда (центр) до принудительного труда (периферия). Защита работников центра, социальное обеспечение (социальная помощь), профсоюзы и политический подход к государству (участие в политической жизни государства) институционализированы. Периферийные работники эксплуатируются неэкономическими механизмами. Рабочие центра получают выгоду от эксплуатации рабочих с периферии.

То есть существует гармония интересов между капиталистическим и рабочим классами центра, классовый союз. При этом на периферии такого союза не существует. В этой ситуации государства центра сильны как внутри, так и снаружи (а страны периферии слабы). Как мы упоминали ранее, союз капиталистов центра и капиталистов периферии предотвращает (революционную) трансформацию, поскольку имеет место военное вмешательство страны центра, посредством которого оно защищает интересы обоих капиталистических классов.

В контексте полупериферии ситуация совершенно иная. Из-за отсутствия классового союза в первом типе полупериферии существует возможность создания антиимпериалистического союза между капиталистической коалицией, которая руководит процессами центра, и рабочим классом. Однако из-за конфликта интересов между двумя секторами страны рабочий класс может быть разделен на два конкурирующих лагеря, что препятствует солидарности. Второй тип из-за однородности рабочего класса может оказать сильное сопротивление капиталистам.

Классовая гармония в государствах центра опирается на национализм, потому что рабочий класс центра разделяет те же интересы с капиталистами в форме эксплуатации периферии. 

Чтобы избежать путаницы в отношении природы рассматриваемого национализма, следует подчеркнуть, что национализм понимается в смысле построения нации и формирования государства как процесса, в ходе которого осуществляется этническая гомогенизация и создаются общая культура и политические цели. В то же время имеет место процесс исключения «других» из универсальности (на основании другого этнического происхождения, религии, пола и т. д.), который ведет к отождествлению рабочего класса доминирующей этнической группы с ее буржуазией и гармонии интересов.

Национализм поддерживают различные факторы: межгосударственная конкуренция (то есть конкуренция разных стран центра на мировом рынке), высокая заработная плата, хорошие условия труда, социальные льготы и демократические процессы, которые дают рабочим доступ к политической власти. Это позволяет использовать два фактора, создающих экономический излишек (прибыль, заработок, перенос стоимости с периферии в центр):

  1. эксплуатация периферии через неравный обмен и
  2. вывоз капитала на периферию.

Авторитарный режим может появиться в центре, но он гораздо чаще встречается на периферии и полупериферии (он также чаще встречается на периферии, чем на полупериферии, – так что это также можно понимать как континуум). Авторитаризм напрямую связан не с зависимостью, а с насильственным политическим устранением и отчуждением. Точно так же демократизация связана с процессом индустриализации, потому что она порождает городской рабочий класс, который имеет сильные организации (союзы и рабочие партии), которые способствуют классовой борьбе (она обеспечивает процветание за счет давления на государство). Размер рабочего класса пропорционален индустриализации, и это соответствует положению страны в иерархии центр-периферия.

Авторитаризм страны нарастает с появлением внутренней или внешней угрозы государству и отражает его слабость.

Капитализм

Характеристики капитализма:

  • всеобщее товарное производство, превратившее землю, труд и богатство в товары;
  • частная собственность и контроль над средствами производства, которыми управляют отдельные лица, организации или государства и которые участвуют в производстве товаров;
  • накопление капитала, опирающегося на конкурентоспособное производство и военно-политическую силу;
  • эксплуатация наемного труда (может быть неоплачиваемым, особенно на периферии);
  • единство эксплуатации по классу и по принципу центр-периферия.

Капитализм – не единственное производственное образование. В каждой мир-системе, кроме капитализма, есть другие формации, но в современной системе он так же доминирует, как и его логика. Это означает, что в капиталистическом государстве могут быть элементы социалистических производственных отношений, а в социалистическом государстве могут существовать параллельно капиталистические производственные отношения. Баланс между этими двумя элементами может укрепить или ослабить капиталистическую систему.

Основа производственных отношений капиталистической системы:

  • отношения коммодификации между капиталом и рабочими центра, которые усиливают государства центра,
  • принудительный труд на периферии и
  • внеэкономический тип центр-периферийной эксплуатации.

Циклы

Вместо капиталистических фаз структурная теория мир-системы использует концепцию циклов. Во всей капиталистической мир-системе есть те же циклы, которые действуют с момента ее основания и имеют форму волн. Вместе с действием цикла системные тенденции (процессы, которые со временем усиливаются) приводят к качественным изменениям в системе с течением времени – то, что раньше считалось отдельными фазами капитализма, в которых одна новая фаза полностью прерывает процессы предыдущей фазы.

В капиталистической мир-системе есть четыре цикла:

  1. Кондратьевская волна: подъем и спад накопления капитала и экономической активности, повторяющийся циклами по 40-60 лет.
  2. Порядок гегемоний: чередование смены мультицентризма (распределения военно-политических преимуществ стран) и гегемонии одного государства.
  3. Цикл глубины военных конфликтов: большой (вооруженный) конфликт между государствами центра в борьбе за гегемонию, глубина/разрушительность по количеству жертв которого циклически меняется в соответствии с фазами волны Кондратьева. Войны устанавливают баланс между государственными центрами.
  4. Изменение модели контроля внутри иерархии центр-периферия: в соответствии с волной Кондратьева и циклом глубины военных конфликтов, степень контроля центральных государств над государствами периферии и торговли с ними также меняется. Этот цикл варьируется от свободной торговли до изоляции периферии от других стран центра. В период гегемонии контроль над периферийными странами и торговлей слаб (свободная торговля), а в период кризиса прибегают к протекционистским мерам. 

Кондратьевская волна

Волна Кондратьева длится от 40 до 60 лет и состоит из фаз: процветания (восходящий поток к вершине), спада (переход к нисходящему потоку), депрессии (переход на более низкий уровень цикла) и прогресса (начало восстановления и новое движение вверх).

Порядок гегемоний

Гегемония – это сравнительное экономическое превосходство, опирающееся на военно-политическую силу государства, которая защищает внутреннюю структуру на службе накопления капитала и защищает от попыток заблокировать международную торговлю товарами и капиталом. Военно-политическая сила необходима, но ее недостаточно для обеспечения гегемонии.

Пока что в капиталистической мир-системе было три гегемона: Нидерланды, Англия и Соединенные Штаты. Между периодами гегемонии экономическая и военная мощь центральных государств равны, но именно поэтому конфликты случаются чаще.

Гегемония начинается с формирования авангардного сектора производственного процесса центра и обеспечивает политическую и экономическую мощь. Гегемония исчезает, когда и появляется возможность сохранить преимущество авангардных секторов.

Динамика гегемонии: во время экономической экспансии центра рабочий класс стремится к большей доле в прибыли, и в то же время растет спрос на сырье из периферийных стран. В то время как периферийные страны улучшают свое положение на рынке и обеспечивают себе большую часть стоимости экспорта, классовая борьба в центре нарастает, потому что усиление периферии предотвращает усиление эксплуатации, а капиталисты центра не могут откладывать большую часть своей прибыли для подкупа своих рабочих.

Гегемония состоит из трех фаз:

  1. сравнительное экономическое превосходство,
  2. расширенное производство капитальных продуктов,
  3. экспорт финансовых услуг.

Необходимые условия для гегемонии:

  • большая силапо сравнению с другими странами центра,
  • единство правящей классовой коалиции в гегемонистском государстве и ее поддержка государства,
  • плюралистическая политическая система и
  • национальное формирование (процесс создания национализма).

Цикл глубины войны

Война определяется как большой конфликт между государствами центра за контроль над областями мир-системы. Мировые войны – неотъемлемая часть системы, которая воспроизводит и создает в ней баланс. Цикл глубины войны, как было сказано, следует за волной Кондратьева.

У войны три роли:

  1. конфликт за полную или частичную гегемонию или контроль над межгосударственной системой,
  2. как средство восхождения в системе, она создает структуру, отражающую силу и слабость стран центра, 
  3. перераспределяет отношения между центром и периферией. Таким образом, внутриевропейские и международные конфликты – это, в первую очередь, конфликты за распределение колониально награбленного империалистической системой с 1492 года.

После пика инвестиционной фазы во время волны Кондратьева цикл глубины войны достигает своего пика.

Характеристики цикла глубины войны:

  • количество войн со временем уменьшается (увеличивается период мира между войнами),
  • каждая последующая война короче предыдущей,
  • войны становятся все более разрушительными (увеличивается смертность, т. е. количество жертв) и
  • цикл глубины войны углубляется.

Ядерное оружие поддерживает эту тенденцию.

Изменение схемы управления в иерархии центр-периферия

Производственное преимущество гегемонистской буржуазии в капиталистической мир-системе распространяется на центр. Таким образом создаются многосторонний контроль и торговая структура, а политический контроль в отношениях между центром и периферией ослабляется.

Потеря конкурентного преимущества и многоцентровое производство (состояние, в котором нет гегемона в капиталистической мир-системе) создают двустороннюю структуру отношений центр-периферия: каждый колонизатор осуществляет строгий контроль над своими колониями и не разрешает торговлю с другими центральными странами.

Современная история может предоставить контрпримеры, в которых страны центра делят награбленное, но это утверждение относится к многополярному миру, в котором нет гегемона, но существует жесткая конкуренция между странами центра, а не союз, как сегодня.

Тенденции

Тенденции – это изменения в системе, которые углубляются и набирают силу, в отличие от констант, которые являются неизменными характеристиками системы, и циклов, которые повторяются с определенной частотой через подъем и падение. Всего их восемь:

  1. Капиталистическая мир-система расширяется на новые территории и популяции: в каждый период новые территории включаются в систему, и они становятся периферией системы.
  2. Углубляются и товарные отношения: со временем товарные отношения охватывают все больше сторон жизни.
  3. Государственное формирование: количество государств в системе увеличивается, а существующие государства увеличивают свою власть по отношению к другим институтам. Этот процесс означает более глубокую централизацию.
  4. Увеличение размера компании: процесс, который также можно назвать концентрацией капитала.
  5. Транснационализация капитала: капитал выходит за пределы национальных границ.
  6. Повышение капиталоемкости: производительность рабочих возрастает, капиталистические отношения углубляются, а контроль над рабочими усиливается.
  7. Пролетаризация: процесс классообразования, который увеличивает зависимость рабочих от мирового рынка труда.
  8. Растущий разрыв: разница в заработной плате между периферийными и центральными работниками увеличивается.

Товарные отношения углубляются и расширяются

Процесс углубления и расширения товарных отношений означает посредничество рынка в общественных отношениях.

Формирование государства

Формирование государства – это процесс увеличения власти государства по отношению к собственному населению и внешним субъектам.

Как следствие процессов  в иерархии центр-периферия, страны центра сильны внутри и снаружи, в то время как в обоих отношениях страны периферии слабы. Международное разделение труда обеспечивает странам центра экономическое и военное превосходство над странами периферии.

Государственная власть также позволяет аккумулировать капитал:

  • защита отечественных капиталистов от риска и конкуренции на мировом рынке,
  • поддерживает новые формы производства, которые увеличивают долю отечественных капиталистов на мировом рынке за счет прямого вмешательства.

Тип государственного формирования связан с формированием силового блока:

  • производственно-торгово-финансовое формирование силового блока центра создает сильное государство,
  • формирование экспортно-ориентированного блока периферийной власти создает слабое государство.

На это есть внутренние и внешние причины:

  • внешние:
    1. Промышленный и финансовый капитал, который имеет гегемонию в странах центра, требует агрессивной торговой и военной политики для обеспечения доступа к сырью;
      политика экспорта сырья в периферийных странах не требует сильного государства, потому что государственное вмешательство не может повлиять на спрос на сырье.
    2. Относительная мощь государства основана на стремлении центральных государств монополизировать рынок, а периферийных государств – активно ослаблять, чтобы обеспечить постоянные поставки сырья.
  • внутренние:
    • регулирование стимулирования и защиты высокодиверсифицированного внутреннего производства.

Увеличение размера компании

В каждый период увеличивается размер компании (количество сотрудников, собственность т. д.).

Транснационализация капитала

Транснационализация капитала – явление не новое, оно начинается с первых колониальных монополий. Эта тенденция связана с увеличением капиталоемкости и размера компании. Новые рынки, на которые вышел этот процесс, со временем интегрируются в мировой рынок: между различными рынками создается «абстрактный труд», который превращает существующие социальные отношения в капиталистические.

Важные характеристики, связанные с транснационализацией капитала:

  • государства пытаются контролировать рыночные силы в пользу своих капиталистов (вопреки идее свободной торговли, которую они отстаивают) и
  • в капиталистической мир-системе нет постоянной монополии, потому что конкуренция между поддерживаемыми государством организациями подчиняет монополии логике конкуренции. Этот эффект связан с межгосударственной системой, поскольку каждая монополия является частичной и не распространяется на всю систему.

Экспорт капитала воспроизводит иерархию центр-периферия.

Повышение капиталоемкости

Повышение капиталоемкости – это процесс, превращающий процессы центра в процессы периферии и способствующий возвышению системы.

Пролетаризация

Процесс классообразования увеличивает зависимость рабочей силы от рынка труда: (мелкие) производители, не интегрированные в капиталистическую экономику, вынуждены со временем интегрироваться. Этот процесс более интенсивен в центре.

Растущий разрыв

В капиталистической мир-системе абсолютная бедность уменьшается, но относительная бедность увеличивается: бедность на периферии уменьшается медленнее, чем бедность в центре, поэтому разрыв между этими двумя зонами увеличивается.

Мир-система и культура

Силы, воспроизводящие мир-систему – это военно-политическая сила и взаимозависимость через рынок (разделение труда). Влияние культуры вторично, но оно отображает и поддерживает структуру неравенства.

Национализм периферии проявляется как сопротивление эксплуатации, и в то же время он противостоит универсальности национализма центра. Идеологическая гегемония центра узаконивает иерархию и центр-периферическую эксплуатацию.

Под редакцией 1917soviet

What is your reaction?

Excited
0
Happy
1
In Love
0
Not Sure
0
Silly
0

You may also like

Leave a Reply