Русский

Что это такое империализм?

Давайте остановимся на минутку и подумаем, как бы мы ответили на вопрос: что такое империализм? Мы – антиимпериалистическое движение, мы боремся против империализма, a если нас остановят на улице и спросят, против чего мы пытаемся бороться, что мы должны сказать? Вполне вероятно, что каждый антиимпериалист дал бы свое определение, не обязательно согласующееся с определением других антиимпериалистов. Может быть, это и простая проблема, но она имеет очень глубокие последствия: если нет консенсуса по общему пониманию проблемы, то не может быть консенсуса по ее решению. Другими словами, если мы не согласны насчет того, против чего боремся, мы, скорее всего, будем бороться с разными вещами, а значит, не будет единства в борьбе.

Когда люди думают об империализме, первое, что приходит им в голову – это военная интервенция или какое-то вмешательство в дела других стран. Под “вмешательством” мы понимаем нарушение суверенитета в любой сфере, будь то военная, экономическая или культурная. Поэтому иногда мы находим такие термины, как культурный империализм, экономический империализм и т.д. В этом смысле империализм представляется как вид агрессивной внешней политики определенных стран.

Иногда мы находим представления об империализме в смысле отношений господства и зависимости между странами. Эти идеи выходят за рамки концепции простой внешней политики и пытаются объяснить империализм с точки зрения соотношения сил между богатыми и бедными странами.

Самое распространенное определение, которое мы находим, это классическое определение Ленина. Ленин определяет империализм в пяти пунктах:

  1. концентрация капитала создает национальные монополии,
  2. промышленный и банковский капитал сливается в финансовый капитал, порождая финансовую олигархию,
  3. экспорт капитала заменяет экспорт товаров,
  4. формирование международных монополий и
  5. территориальное разделение мира между капиталистическими державами.

Альтернативная интерпретация

Хотя вышеперечисленные подходы не являются ошибочными и действительно отражют основные характеристики того, что такое империализм, можно сказать, что им не удается охватить проблему во всей ее полноте и понять полную картину современного капитализма. Таким образом, если мы сосредоточимся на одном или нескольких аспектах империализма, мы можем сделать неверные выводы, которые могут стать контрпродуктивными, делая нашу борьбу неэффективной или даже противоречащей нашим намерениям.

Достижение общего определения – это коллективный труд всех антиимпериалистов. Мы хотим дать первый импульс этому дискуссионному процессу и предложить определение, основанное на последних научных исследованиях в этой области, проведенных Торкилом Лауэсеном, Заком Коупом, Дональдом Клеллэндом и многими другими. Мы опираемся на традицию теории неравного обмена, теорию зависимости, мир-системного анализа и Школу Глобального Капитализма.

Хотя очень трудно свести столь сложное понятие к одному предложению, мы хотели бы предложить следующее:

Империализм – это иерархическая система, основанная на передаче стоимостей, составляющих его экономическую инфраструктуру, которая, в свою очередь, воспроизводится идеологической, политической и военной надстройкой.

Ключ к определению лежит в концептуализации империализма как единого целого, элементами которого являются отдельные государства, имеющие общие процессы, то есть это система. Отдельные государства производят стоимость (можно также назвать ее богатством, экономическим избытком и т.д.), которая не обязательно остается в пределах их границ, но, благодаря экономическим механизмам, перетекает в другие государства. В этой системе государства формируют иерархию в соответствии с этим потоком стоимости, так что государства, которые производят стоимость и не пользуются ею, оказываются в нижней части иерархии, в то время как государства, которые присваивают и пользуются стоимостью, созданной другими государствами, находятся наверху.

Есть и другие способы ссылаться на это разделение, например: Глобальный Север-Глобальный Юг, Первый Мир-Второй Мир-Третий Мир и т.д. Согласно традиции теории зависимостей и мир-системного анализа, этот тип деления называется иерархией центр-периферия и состоит из трех элементов:

  1. периферия: страны в нижней части иерархии,
  2. центр: страны наверху и
  3. полупериферийные: страны, имеющие промежуточный статус, которые извлекают выгоду из ценности, добываемой на периферии, но в то же время теряют часть ее в пользу стран, находящихся в центре.

Капитализм – экономическая основа системы и его логика накопления. Когда мы говорим о капитализме, мы говорим в рамках отдельных государств и в абстрактных экономических терминах. На практике империалистическая система является реальной существующей формой капитализма. По этой причине империализм также можно назвать глобальным капитализмом.

В смысле потока ценностей от периферии к центру системы империализм институционализирован, а его институты преобразованы и адаптированы к каждой эпохе. Таким образом, мы можем отличить исторические периоды развития системы от периодов классического колониализма, неоколониализма и неолиберализма.

Классический колониализм стремился включить в систему некапиталистические территории путем использования военного завоевания, поддерживать систему с помощью силы и прямого управления колониальными территориями, и применять крайние формы принуждения, такие как рабство, для извлечения ценности из периферийной рабочей силы.

В неоколониализме прямое применение силы сменилось формальной независимостью периферийных регионов и их фактической зависимостью через военную “помощь” и экономическое “сотрудничество”.

Нынешняя эпоха неолиберализма базируется на институтах, которые стоят выше суверенитета государств и контролируют рыночные механизмы: МВФ, Всемирный банк и т.д.

Что гарантирует целостность этой экономической базы, так это надстройка системы. Надстройка проявляется в военной, политической и идеологической политике. В то время как военная сила и политические отношения поддерживают баланс экономической системы грабежа, идеология придает ей легитимность и выстраивает моральную систему для поддержания стереотипов, позволяющих не ставить под сомнение статус-кво.

Что мы подразумеваем под балансом в системе? Периферийные страны находятся в таком положении, которое обрекает их на постоянную отсталость в развитии, ситуацию, которую они хотят изменить. Чтобы иметь возможность изменить ее, они должны изменить экономическую модель на такую, которая противоречит логике системы. Такое изменение и возможный разрыв (delinking) могут привести к кризисам системы и блокировке процесса накопления капитала и богатства стран центра. Примеры такого рода можно увидеть в странах, которые сопротивляются системной логике, таких как Венесуэла, Корейская Народно-Демократическая Республика, Куба и др.

В полупериферийной зоне находятся государства, которые хотят продвинуться вверх по иерархии системы, бросая вызов странам центра и их гегемонии. Сегодня у нас есть пример Китая и России, чье развитие представляет опасность для интересов, например, США. В прошлом СССР угрожал изменить даже и экономическую инфраструктуру самой системы.

В то время как страны внизу борются за улучшение своего положения в иерархии, страны в центре борются за то, чтобы не потерять свое доминирующее положение. В качестве примера можно привести Соединенные Штаты, которые всеми способами пытаются сохранить свое гегемонистическое положение.

Во всех этих предыдущих примерах мы видим, как военная интервенция, политическое вмешательство, экономическое давление и их идеологическое обоснование служат предотвращению изменений в логике системы и сохранению баланса, гарантирующего благополучие немногих за счет страданий многих.

Поэтому вместо того, чтобы понимать империализм как совокупность государств в виде более или менее автономных образований, мы предлагаем проанализировать его как интегрированную систему с общими процессами.

Последствия нашей интерпретации

Если сравнить наш подход с другими идеями об империализме, то можно сделать несколько важных выводов, которые влияют на стратегию борьбы.

Когда говорится об империализме в исключительном смысле агрессивной и вмешивающейся внешней политики, то обычно ставится в контекст конкретной страны или державы, например: “американский империализм”, “французский империализм”, “английский империализм”… Если речь идет о политике, и мы вкладываем все свои силы, чтобы остановить ее, можем ли мы сказать, что конец этой политики означает конец империализма? С нашей точки зрения, нет. С нашей точки зрения, агрессивная политика – это способ удержать позицию в иерархии, поэтому окончание этой политики просто означало бы, что у другого государства будет шанс вмешаться и удержать “добычу”.

Точно так же, если рассматривать империализм только как отношение зависимости, можно ли предположить, что уважение суверенитета зависимого государства положит конец империализму? Опять же, нет. Предыдущие эпохи показывают нам, что это может быть не так. Волна антиколониальной борьбы и борьбы за национальное освобождение, хотя и принесла огромное освобождение угнетенным народам, но не знала, как победить логику капиталистического накопления, вновь оказавшийся в положении зависимости. Империализм приспособился к новым обстоятельствам и нашел способ восстановить “баланс”.

Говоря об определении Ленина, можно сказать, что оно принадлежит к определенной исторической эпохе и не отражает всех путей империалистического развития по сей день. Как пример, упомянем случай “fabless” предприятий (предприятия без заводов) противоречащих тезису о экспорте капитала.

На пути к общей стратегии

Для того чтобы реализовать нашу точку зрения на практике, важно говорить о методе анализа. Марксистская традиция предлагает нам очень мощный инструмент: диалектику. Основываясь на работе Мао о противоречии, датский академик-антиимпериалист Торкил Лауэсен в своей работе “Главное противоречие” представил способ разработки стратегии, анализируя противоречия внутри системы.

Во-первых, что такое противоречие? Проще говоря, можно сказать, что речь идет о двух взаимозависимых частях, которые находятся в оппозиции.

Процессы в системе развиваются через противоречия. Например, если задуматься об отношениях между теми, кто производит ценность, и теми, кто ее присваивает, то можно выявить противоречия на разных уровнях: между государствами на региональном или глобальном уровне, между регионами внутри одного и того же государства, между классами внутри общества и т.д.

Более того, в современной неолиберальной эпохе можно найти противоречия между государством и накоплением – потребность народа в сохранении государства всеобщего благосостояния и потребность капиталистов в его ликвидации для содействия накоплению богатства; между экономическим ростом и природными ограничениями – потребность в расширении производства и рынков для увеличения прибыли, с одной стороны, и ограниченными ресурсами планеты, с другой.

Противоречия многочисленны, но только одно из них является доминирующим. Поэтому, если говорим о империализме как системе, то все противоречия вытекают из ее структуры. В этом смысле главное и доминирующее противоречие возникает в капиталистической логике накопления. Его последствия – конкуренция между странами центра за доступ к ресурсам и новым рынкам, блокирование развития периферии (вызванное переносом стоимости).

Иными словами, все проблемы, которые мы наблюдаем сегодня: бедность, войны, экологическая катастрофа, дискриминация и иммиграция – все это неотъемлемые части и в то же время последствия капиталистической логики накопления. Они неизбежно вновь появятся, если не будет устранено их происхождение, которое является главным противоречием империализма. Ликвидировав его, будет ликвидирован и империализм.

Неспособность определить иерархию противоречий внутри системы может повлиять на нашу стратегию борьбы таким образом, что, не осознавая этого, мы в конечном итоге оказываем поддержку политике, группам или движениям, которые укрепляют империализм, вместо того, чтобы ослаблять его. Наиболее распространенной ловушкой является так называемый “третий путь” или “ни-ни”, который фокусируется на вторичных противоречиях, усиливая при этом первичное. Примеры таких позиций можно увидеть в таких позициях, как “Ни Асад, ни НАТО”, “Ни Мадуро/Лукашенко/Ортега/(назовите своего любимого “диктатора”), ни оппозиция” и т.п. Помимо путаницы жертв с палачами, те, кто спорит таким образом, также игнорируют маргинальность собственных сил и их неспособность стать значимым актером для выполнения своей идеальной цели. Таким образом, их отношение становится косвенной поддержкой системных сил.

Поэтому, анализируя противоречия, самое главное:

  • поставить местную борьбу в глобальный контекст по отношению к процессам и субъектам во всем мире,
  • понять наше место в этих процессах и как мы можем усилить борьбу, и
  • иметь четкую стратегию с целью ослабления империализма.

Транснациональная направленность

Империалистическая система, или глобальный капитализм, находится в системном кризисе. Нынешняя система накопления достигла пределов роста и находится под угрозой собственных противоречий. Следствием может быть как трансформация, так и крах. Чего мы не знаем, так это будет ли конечным результатом новая система грабежей или более справедливая система. Мы точно знаем, что лучшая система не появится сама по себе. Она должна быть построена, и для этого нам нужно движение.

Какое движение сможет построить новый мир? Первое препятствие, которую необходимо преодолеть, это идея о том, что масштабы борьбы должны быть локальными и национальными. Империализм – это глобальный капитализм, это система, охватывавшая весь мир и не уважающая границ. Границы – это не препятствие для капитала, а только для людей. Поэтому фокус нового движения с самого начала должен быть глобальным. Движение должно быть транснациональным. Антиимпериалистическая борьба не может быть подчинена целям локальной борьбы, так как “локальное” является прямым следствием глобальных процессов.

Вторым препятствием является идентификация групп и движений с антисистемным характером. Не все, кто называет себя антиимпериалистами, ослабляют империализм, точно так же, как многие движения, которые не идентифицируют себя с антиимпериализмом, могут иметь эффект (сознательно или нет) на ослабление империалистической системы. Поэтому новое движение должно быть антисистемным, включая все виды движений, которые направлены на то, чтобы положить конец логике капиталистического накопления.

Для разработки предложения по организации, пожалуйста, обратитесь к: К транснациональному антисистемному движению против империализма

Данный текст был первоначально опубликован на испанском языке Антиимпериалистическим интернационалистическим фронтом: “Что такое империализм?

What is your reaction?

Excited
0
Happy
0
In Love
0
Not Sure
0
Silly
0

You may also like

Leave a Reply