Русский

Дональд Клеллэнд и радикальная интерпретация мир-системного анализа

Введение

Мир-системный анализ как парадигму часто связывают с его основателем, Иммануилом Валлерстайном. Как таковые, похвалы и критика в основном направлены на его работу. Тем не менее, есть много ученых, которые внесли ключевой вклад в него, придавая ему ту форму, которую он приобрел в настоящее время. Среди важных имен можно назвать Самира Амина, Джованни Арриги, Андре Гундера Франка, Кристофера Чейз-Данна и многих других. Каждый из этих участников имел свой уникальный подход и интерпретацию, которая часто выходила далеко за рамки только технических деталей. По этой причине, хотя мир-системный анализ имеет набор идей, общих для всех ученых, было бы ошибкой сосредотачиваться только на интерпретации Валлерстайна без учета уникальных и оригинальных подходов других ученых.

Будучи широким набором различных теорий, результаты мир-системного анализа, в зависимости от того, кто его применяет и как он его применяет, могут варьироваться от более близких к либеральному пониманию мира до достаточно радикальных и революционных. Радикальная интерпретация с 90-х годов уступает место реформистской из-за отсутствия жизнеспособной социалистической альтернативы современной капиталистической мир-системе. Однако в последнее десятилетие мы стали свидетелями возрождения его радикальных течений как реакции на системный кризис накопления, за которым последовало углубление неравенства и эксплуатации.

Здесь мы хотели бы сосредоточиться на исследовании Дональда Клеллэнда товарных цепочек в рамках традиции мир-системного анализа, проведенном в сотрудничестве с Вильмой Данауэй.

Дональд Клеллэнд – американский социолог с более чем 30-летним опытом исследований и преподавания, но с довольно небольшим количеством опубликованных работ по теме мир-системного анализа. Его существующие работы и черновики, опубликованные за последнее десятилетие, возвращают мир-системный анализ к его радикальным корням, основанным на новых исследованиях.

Основные темы Клеллэнда охватывают анализ товарных цепочек с особым акцентом на роли женского труда. В связи с этой феминистской точкой зрения Вильма Данауэй называет товарные цепочки “гендерными товарными цепочками”.

Что такое товарные цепочки?

Хотя в названии есть слово „цепочка“, товарные цепочки на самом деле представляют собой сети производства, состоящие из ряда географически распределенных производителей, каждый из которых производит один компонент конечного продукта. Каждый производитель в сети является узлом, а распределение узлов образует иерархию, сродни отношениям центр-периферия. Например, производители сырья находятся в нижней части производственной иерархии, точно так же, как они находятся на периферии мир-системы. Над ними находятся производители, которые перерабатывают сырье, [1] затем те, которые производят отдельные компоненты, за которыми следуют те, которые собирают компоненты в конечный продукт, который поставляется компании, находящейся на вершине иерархии, которая сохраняет контроль над товарной цепочкой, владеет конечным продуктом и реализует его на рынке. Это предприятие, ТНК, как правило, представляет собой корпорацию, базирующуюся в стране центра.

Основное внимание Клеллэнд уделяет определению процесса создания стоимости в каждом узле и ее передачи последнему узлу цепочки. По этой причине он описывает товарные цепочки как цепочки извлечения избытка. Это понятие было предложено Валлерстайном в 70-е годы, когда он впервые сформулировал концепцию товарных цепочек, однако до Данауэй и Клеллэнда она не была серьезно исследована.

Ключевые элементы его анализа:

  • отток избытка,
  • светлая стоимость и
  • темная стоимость.

Отток избытка

Экономический избыток

Хотя марксизм является одной из основ мир-системного анализа, его теоретики часто критикуют и модифицируют экономическую модель Маркса. На самом деле, Валлерстайн лично отвергает представление о себе как о марксисте. Несмотря на то, что Клеллэнд не заходит так далеко, он представляет свою нео-марксистскую теорию оттока избытка через критику трудовой теории стоимости Маркса.

Модель Маркса предполагает, что источник прибавочной стоимости находится в разнице между создаваемой работником стоимостью и стоимостью воспроизводства его рабочей силы. Логическим результатом этого предположения является то, что заработная плата покрывает расходы на выживание работника и его семьи. Именно это и подразумевается под воспроизводством рабочей силы, т.е. ее ежедневным обновлением за счет покрытия основных материальных потребностей и воспитания нового поколения работников. Однако это не соответствует существующей ситуации на периферии, где труд не полностью пролетаризирован.

Пролетаризация означает процесс, при котором рынок труда поглощает работников, делая их зависимыми от него, или, другими словами: продажа их рабочей силы на рынке труда является их единственным источником дохода. В отличие от полной пролетаризации, класс полупролетариата, чтобы выжить, должен дополнять свои доходы от продажи рабочей силы различными способами, как правило, вне формальной экономики. Например, возделыванием сельскохозяйственных культур для личного пользования.

В качестве альтернативы модели Маркса Клеллэнд использует концепцию экономического избытка Барана и Свизи. Краткое определение Бараном избытка: “Разница между тем, что общество производит, и затратами на производство”. Его не следует путать с концепцией прибавочной стоимости Маркса, поскольку экономический избыток является частью прибавочной стоимости, которая накапливается, поэтому он не включает в себя капиталистическое потребление, государственные расходы на управление, оборону, репрессивный аппарат и т.д. Определенная таким образом, эта концепция является более гибкой, поскольку позволяет анализировать дополнительные случаи, которые не вписываются в классическую модель, разработанную Марксом. Например, неоплачиваемый труд, низкооплачиваемый труд, деградация окружающей среды как источник стоимости т.д.

Концепция оттока избытка очень похожа на концепцию неравного обмена, сформулированную Аргири Эммануэлем и разработанную Самиром Амином. Однако понятие оттока избытка шире понятия неравного обмена, и формулировка Эммануэля и Амина полностью основана на классической модели Маркса и не отклоняется от его предположений. Было бы неправильно утверждать, что Маркс не рассматривал эти случаи, однако, он не включил их в свою абстрактную модель, поскольку считал их докапиталистическими признаками.

Степень монополии

Второе измерение критики модели Маркса относится к предположению о свободном обмене на рынке. Как и классическая модель Смита, Маркс также основывает свою теорию на свободных рыночных отношениях без внешнего влияния, такого как государственное вмешательство и монополии.

Клеллэнд считает, что основной тенденцией капиталистов является не рост эксплуатации, а увеличение степени монополии с точки зрения отклонения от свободного рынка.

Степень монополии определяется как любой механизм, снижающий цену производства или повышающий цену продажи по сравнению со свободным рынком. Степень монополии присутствует в каждом узле товарной цепочки, и ее эффективность напрямую связана с положением узла в иерархии цепочки: чем выше по цепочке, тем больше степень монополии. Неоплаченная стоимость оттекает от каждого узла и перетекает вверх по цепочке.

С точки зрения предприятий, степень монополии может пониматься как способность предприятия переносить свои издержки на предприятия, находящиеся ниже по цепочке.

Степень монополии, которую мы имеем сегодня в товарных цепочках, – это в основном степень олигопсонии. Олигопсония – это ситуация на рынке, характеризующаяся небольшим количеством покупателей и большим количеством продавцов. Эта ситуация позволяет покупателям снизить цены на товары за счет усиления конкуренции между продавцами. То есть степень олигопсонии позволяет покупателям контролировать цены.

Важность оттока избытка

Отток избытка считается основой любой мир-системы. Следовательно, отношения центр-периферия определяются также как отношения оттока избытка: зона, которая создает стоимость, но не может ее сохранить, является периферией, в то время как зона, которая поглощает стоимость, является центром. Полупериферию можно понимать как посредник между ними, который выводит стоимость из периферии, в то время как из него самого стоимость оттекает в пользу центра.

Поэтому разделение мира на центр-периферийные зоны в соответствии с мир-системным анализом не является ни географическим, ни национальным, это разделение отражает течение избытка.

В докапиталистических системах отток избытка осуществлялся путем насильственного присвоения, или тем, что Маркс называл “первичным накоплением”. Современная капиталистическая мир-система обладает двумя характеристиками в отношении оттока избытка:

  1. он осуществляется через товар путем реализации продукции и распределения через различные зоны системы и
  2. система должна расширяться для поддержания своего роста и выживания, и это достигается за счет поиска новых мест с более низкими ценами. (Клеллэнд, 2012)

Отток избытка – один из механизмов, воспроизводящий центр-периферическую иерархию и саму капиталистическую мир-систему. В то же время отток избытка позволяет не только увеличивать накопление прибыли для капиталистов, но и делает возможным субсидирование потребителей за счет снижения конечной цены продукта.

Две категории стоимости

Чтобы объяснить понятие стоимости, Клеллэнд использует аналогию из мира физики, в котором считается, что 90% материи невидимо. Согласно этой аналогии, бóльшая часть стоимости официально не учитывается. Это не та терминология, с которой можно столкнуться в мир-системном анализе, а способ для Клеллэнда проиллюстрировать передачу стоимости.

Стоимость подразделяется на светлую и темную в зависимости от того, зарегистрирована она или нет в бухгалтерских книгах. А именно, капиталисты ведут бухгалтерский учет в соответствии с информацией, необходимой для эффективного управления бизнесом. В этом отношении они не учитывают затраты, которые не имеют тесной связи с производством. Другими словами, они не регистрируют экстернализированные затраты – затраты, которые несет кто-то другой, даже если их должен нести капиталист. Незарегистрированные затраты – это невидимая, темная стоимость.

Светлая стоимость

Механизмы оттока светлой стоимости:

  1. экспорт капитала (прямые иностранные инвестиции), позволяющий возвращать прибыль в страну происхождения;
  2. система монополий в обход конкурентного рынка;
  3. монопольный контроль через патенты и интеллектуальную собственность;
  4. экспатрианты (эмигранты) из периферийных стран, которые посылают свои заработки обратно на родину или покупают предметы роскоши в своей стране происхождения, и
  5. долговое рабство – ссуды, которые, несмотря на то, что выплачиваются снова и снова, продолжают обслуживаться за счет накопленных процентов.

Дополнительные механизмы включают, среди прочего: бегство капитала – когда компрадорская буржуазия переводит свое личнее богатство в страны центра; манипулирование иностранной валютой – девальвация местной валюты, которая снижает доходы от импорта; портфельные инвестиции – перевод дивидендов из периферии в страны центра.

Темная стоимость

Клеллэнд считает, что темная стоимость присутствует во всех факторах производства: капитале, труде, земле, природных ресурсах, знаниях и энергии. Темная стоимость реализуется через владение каждым компонентом в производственной цепочке, что снижает его цену до уровня ниже цены на мировом рынке.

Темная стоимость скрыта в том, как она субсидирует товарные цепочки:

  • формальный труд[2], оплачиваемый по рыночной цене;
  • товары, вводимые в товарные цепочки, которые оплачиваются по рыночной цене и происходят от труда домашних хозяйств на неформальном рынке[3];
  • дешёвые природные ресурсы и
  • экологические и человеческие внешние эффекты, бесплатные для капиталиста (такие как неоплачиваемый труд, деградация окружающей среды и т.д.).

Характеристики темной стоимости:

  1. отток избытка для капиталиста является бесплатным, следовательно, поскольку он не относится к расходам, он не учитывается в официальных ведомостях;
  2. неучтенный избыток может быть преобразован в учтенный избыток (светлую стоимость) либо путем преобразования в прибыль в пользу капиталистов, либо он может быть переведен в более низкие цены в пользу потребителей;
  3. экономическое значение темной стоимости растет с течением времени, поэтому ее перемещние должно расширяться с увеличением объема торговли. В этом случае увеличение потребления – это то, что вызывает отток темной стоимости с периферии.

В контексте знаний и природных ресурсов как источников темной стоимости можно привести два примера:

  • Посредством транснационального потока рабочей силы и утечки мозгов с периферии в центр расходы на обучение и воспроизводство рабочей силы переносятся на периферию.
  • Контролируя экосистему периферии, центр осуществляет так называемый экологически неравный обмен. Центр поддерживает низкую цену на сырье за счет владения его источниками. Последствия некомпенсируемого экологического ущерба несут периферийные сообщества через риски для здоровья, потерю доступа к ресурсам для производства продуктов питания и затраты на восстановление экосистемы.

Труд как источник темной стоимости

Вклад труда в стоимость товара состоит из общей продолжительности рабочего времени – как учтенного, так и неучтенного (т.е. оплачиваемого и неоплачиваемого), – которое реализуется в производстве, включая работу по воспроизводству рабочей силы.

Неоплачиваемый труд

Домашний труд и ресурсы домохозяйств субсидируют доходы работников периферии, что позволяет капиталистам выплачивать им заработную плату ниже прожиточного минимума. Существенной характеристикой полупролетарских домохозяйств является их способность выживать за счет натурального хозяйства, что снижает цену их рабочей силы на рынке.

Неоплачиваемый труд полупролетарских домохозяйств имеет 4 формы:[4]

  1. капиталисты не несут затрат на биологическое воспроизводство женщин и воспитание нового поколения работников;
  2. домохозяйства занимаются целым рядом неоплачиваемых видов деятельности для выживания, которые косвенно субсидируют капиталистов, т.е. собирают неоплачиваемые ресурсы;
  3. женщины и девочки выполняют неоплачиваемую работу в форме поддержки домашнего хозяйства, принадлежащего мужчинам, и
  4. женщины предоставляют неоплачиваемый труд для поиска и использования капиталистических продуктов.

С точки зрения капитала домохозяйства являются товаропроизводителями: они производят рабочую силу. Таким образом, домашние хозяйства являются основой капиталистического производства.

Неформальный сектор

Товароные цепочки включают горизонтальные цепочки мелкотоварного производства, основанного на неформальном секторе и неоплачиваемой рабочей силе. Они предоставляют дешевую рабочую силу, услуги и ресурсы для товарных цепочек по ценам ниже рыночных. Они, в свою очередь, основаны на полупролетарских домохозяйствах.

Примером таких отношений может служить женщина-работница, которая работает на фабрике, но также нанимает сиделку из неформального сектора для ухода за ребенком во время своей работы.

Последствия оттока избытка

Потребители в центре и темная стоимость

Как упоминалось ранее, темная стоимость основана на неоплачиваемом труде или недостаточно оплачиваемом труде. Если бы производство осуществлялось в центре, то конечная цена была бы значительно выше. Потребители в центре получают выгоду от эксплуатации периферии за счет более низких цен, обеспечиваемых темной стоимостью.

Социальные последствия находят свое отражение в поддержании высокого уровня жизни в центре за счет высокого потребления, несмотря на снижение социальных расходов и уровня заработной платы. Таким образом, неолиберальные реформы противодействуют эффекту снижения реальной заработной платы через обеспечение дешевого импорта.

Центр-периферия и зависимость

Отток избытка – это сверхэксплуатация периферийной рабочей силы, домохозяйств и экологических ресурсов, которая блокирует экономический рост за счет инвестиций и расширения производства, лишая периферию ее избытка.

С другой стороны, отток темной стоимости также представляет угрозу для экологической устойчивости и качества жизни работников на периферии, особенно женщин.

Отток избытка с периферии представляет собой большую часть ее экономического богатства, но это не означает большого увеличения богатства в центре, потому что бóльшая часть торговли осуществляется между странами центра.

Анализ товарных цепочек

Давайте переформулируем анализ товарных цепочек. Товарные цепочки – это эксплуататорские структурные отношения, которые возникают в массивах неравномерного обмена между его узлами и между зонами мир-системы. Могущественные компании используют степень монополии внутри товарных цепочек для захвата светлых и темных стоимостей.

Структура стоимости каждого узла выглядит следующим образом:

сырьёДобавленная стоимость
издержки производства
руководство
накладные расходы
прибыльЗахваченная стоимость
Всего: продажная цена

Каждый последующий узел в порядке берет цену компонента из предыдущей цепочки как первый элемент в структуре затрат. Вычисленные таким образом значения представляют собой светлую стоимость. Параллельно каждый узел содержит темную стоимость в виде внешних эффектов. Например, при снижении зарплаты неоплаченная часть созданной стоимости отражается в качестве прибыли, т.е. затраты переносятся на работника, которому для получения зарплаты, покрывающей его прожиточный минимум, приходится работать дополнительное время.

В чисто конкурентной системе захват темных стоимостей быстро стал бы универсальным. Однако в монополистическом капитализме темная стоимость может быть использована тремя способами:

  1. снизить цену продукта по отношению к цене конкурентов;
  2. расширить накопление путем преобразования темной стоимости в светлую (реинвестирование) и
  3. в качестве защиты от конкуренции через степень монополии.

Предприятия достигают степени монополии через: масштабные, тарифные и нетарифные барьеры для защиты доступа на рынок, инновации, интеллектуальные права, маркетинг… и через монопсонные условия. Монопсония допускает неравные отношения между участниками цепочки. Следовательно, она допускает отток избытка через неравный обмен.

Клеллэнд пришел к своим выводам, применив существующую теорию к товарной цепочке Apple:

В капиталистическом мире Apple является ярким примером предприятия, которое усовершенствовало управление товарной цепочкой и стало образцом для других компаний. Его модель – это „fabless“ (без владения заводом), которая передает весь производственный процесс на аутсорсинг  отдельным поставщикам компонентов и производителям, которые их собирают. На вершине цепочки Apple разрабатывает продукт, контролирует производственный процесс, координирует его, управляет маркетингом, логистикой и продажами.

Apple реализует свою степень монополии через инновации, интеллектуальную собственность, олигопольные отношения с производителями в товарной цепочке и перенос затрат на них. Кроме самих продуктов, инновации также находят своё отражение в контроле над производственным процессом, выборе поставщиков компонентов и т.д. Однако одной только инновации недостаточно. Для обеспечения монопольных условий также необходима правовая защита (интеллектуальная собственность и патенты), строгий контроль производственного процесса и контроль качества.

Покупатель, в данном случае Apple, поощряет конкуренцию между поставщиками, нанимая нескольких производителей одного и того же компонента. В то же время он продолжает искать новых производителей, которые могли бы поставить компонент по более низкой цене. Таким образом, “неконкурентоспособные” поставщики исключаются из цепочки, а с другой стороны, с помощью конкуренции оказывается давление, чтобы предотвратить рост цен на компонент. В результате поставщики вынуждены снижать свои затраты и перекладывать их на собственных поставщиков в нижних звеньях цепочки (например, на поставщиков сырья, неформальные секторы, домохозяйства и т.д.).

Наконец, компания Apple предоставляет поставщикам кредитные линии. Кредиты обусловлены долгосрочными обязательствами, которые предусматривают: поставку сырья по цене ниже рыночной, передачу рисков поставщикам и долгосрочное использование рабочей силы поставщиков.

Под редакцией 1917soviet

Источники:

Amin, Samir, 1974. “Accumulation on a World Scale: A Critique of the Theory of Underdevelopment” (Амин, Самир, 1974. “Накопление в мировом масштабе: Критика теории недоразвитости”)

Baran, Paul, 1957. “The Political Economy of Growth” (Баран, Пол, 1957. “Политическая экономия роста”)

Baran, Paul and Sweezy, Paul, 1966. “Monopoly Capital: An Essay on the American Economic and Social Order” (Баран, Пол и Свизи, Пол, 1966. “Монополистический капитал: Исследование американской экономики и социального порядка”)

Clelland, Donald, “Surplus Drain versus the Labor Theory of Value” (Клеллэнд, Дональд, “Отток избытка против трудовой теории стоимости”)

Clelland, Donald, 2012. “Surplus Drain and Dark Value in the Modern World-System” (Клеллэнд, Дональд, 2012 “Отток избытка и темная стоимость в современной мир-cистеме”)

Clelland, Donald, 2014. “Unpaid Labor as Dark Value in Global Commodity Chains” (Клеллэнд, Дональд, 2014. “Неоплачиваемый труд как темная стоимость в глобальных товарных цепочках”)

Clelland, Donald, 2015. “The Core of the Apple: Dark Value and Degrees of Monopoly in Global Commodity Chains” (Клеллэнд, Дональд, 2015. “Центр Яблока: темная стоимость и степени монополии в глобальных товарных цепочках”)

Emmanuel, Arghiri, 1972. “Unequal Exchange: A Study of the Imperialism of Trade” (Эммануэль, Аргири, 1972. “Неравный обмен: Исследование империализма торговли”)

Wallerstein, Immanuel, 1974. “The Modern World-System I” (Валлерстайн, Иммануил, 1974. “Современная мир-система I”)

Сноски:

  1. Важно отметить, что мы упрощаем объяснение ради ясности, так как добыча сырья не обязательно является периферийной деятельностью. Деятельность центра и периферии отличаются такими факторами, как степень механизации, квалификация и оплата труда рабочих, относительная степень принуждения и т.д. Другими словами, если добыча сырья характеризуется капиталоемкостью с высококвалифицированной и оплачиваемой рабочей силой, то мы можем рассматривать ее как центроподобный процесс.
  2. Под формальным трудом понимается легальный труд работников со всеми социальными льготами.
  3. Под неформальной занятостью понимается производство без легально организованного труда и производственных отношений между работником и капиталистом. Это подразумевает различные виды нарушения прав трудящихся.
  4. Примеры для этих случаев. Семьи в Уганде выживают прежде всего за счет садоводства. Однако им нужны деньги на обучение детей и другие расходы, которые заставляют их выращивать кофе. В выращивании кофе в основном участвуют женщины, хотя в сборе урожая принимают участие и дети. Продажа осуществляется мужчинами как владельцами. Они также сохраняют за собой доходы. Кроме того, излишки продуктов питания, производимых в полупролетарских домохозяйствах, продаются на рынке формальным работникам. Продукты питания, произведенные таким образом, имеют цену ниже рыночной, что снижает цены рабочих, которые их покупают. Затем они продают свою рабочую силу поставщику, который участвует в товарной цепочке крупной корпорации, расположенной в центре.

What is your reaction?

Excited
1
Happy
0
In Love
0
Not Sure
0
Silly
0

You may also like

Leave a Reply