Русский

О методе

Это черновик части введения к предстоящей книге с рабочим названием «Длительный переход к социализму».

Копенгаген январь 2022 года.


Мой метод – исторический и диалектический материализм. Однако это очень широкий термин, охватывающий множество подходов, приводящих к совершенно разным выводам. Поэтому мне нужно быть более конкретным в моем конкретном издании исторического и диалектического материализма.

Мой метод не очень философский; это скорее инструмент анализа для разработки стратегии и, следовательно, практики.

Мой метод опирается на три столпа. Первый – это глобальная перспектива, которая понимает мир в целом. Глобальная перспектива основана как на истории капитализма как мировой системы (Валлерстайн), так и на развитии по отношению к глобальной ценности в этой системе (Амин). Использование глобальной перспективы при анализе может показаться очевидным, но это не так. Большинство политических стратегий берут за отправную точку местную перспективу, а затем добавляют международную перспективу в качестве довершения.

Второй столп – «движущая сила» этого процесса, противоречие между развитием производительных сил и способом производства. Если мы посмотрим на общество в целом, то увидим фундаментальное противоречие между развитием производительных сил и производственными отношениями. Производительные силы – это технологии, практические и научные знания, логистика и управление. Производственные отношения означают отношения, в которые вступают люди при использовании производительных сил; в первую очередь они касаются отношений собственности. Противоречие между производительными силами и производственными отношениями существует во всех обществах. Оно определяет общества и их классы. При капитализме оно принимает форму противоречия между общественным характером производства и частной собственностью на средства производства; или, как выразился Энгельс в работе «Развитие социализма от утопии к науке»: «противоречие между общественным производством и капиталистическим присвоением» [1] Это относится к тому факту, что, с одной стороны, производство создает основу нашей жизни и развивает общество с помощью широкого разделения труда как между работниками, так и между корпорациями, в то время как, с другой стороны, оно осуществляется на основе средств производства, находящихся в частной собственности. Это общее противоречие принимало различные формы в истории капитализма, поскольку система пытается найти способ продолжить развитие производительной силы в рамках капиталистического способа производства.

Это подводит нас к третьему столпу – «основному противоречию» (Мао). Если развитие глобального капитализма – это единый процесс, то в этом процессе есть основное противоречие. Основное противоречие определяет исход локального противоречия, но в то же время изменяется ими. В этом взаимодействии основное противоречие меняется с течением времени. Концепция основного противоречия уводит нас от общего уровня к конкретному уровню. Это инструмент для разработки стратегии и практики.

Давайте подробно рассмотрим эти три предположения.

Глобальная перспектива

Во-первых, я хочу подчеркнуть использование глобальной перспективы, понимание мир-системы как множества культур и политических систем, интегрированных в обширное разделение труда в рамках единой мировой экономики. Капитализм родился в результате длительного процесса с 1500 по 1900 год, когда колониализм положил начало развитию капитализма в Европе.[2]. Валлерстайн подробно описал этот процесс в исторических и политических терминах в своем четырехтомном труде «Мир-система Модерна».[3]. Валлерстайн утверждал, что капитализм – это историческая система, которая постепенно превратила северо-западную Европу и Северную Америку в ядро, другие страны – в полупериферию, а большую часть мира – в периферию. Процесс колониализма соединил и поляризовал мир в имперский центр и его эксплуатируемую периферию одновременно. Это устройство было необходимо для дальнейшего накопления капитала. Дополнительная прибавочная стоимость, создаваемая за счет эксплуатации низкооплачиваемого труда, расположенного на периферии, обеспечивала норму прибыли; однако реализация прибыли зависела от постоянно расширяющегося рынка, расположенного в основном в центре.

Теоретическая основа Валлерстайна исходит из «теории зависимости», которая была ответом на «теорию развития» 1950-х годов, согласно которой слаборазвитые страны Третьего мира должны были развиваться по пути США и Европы. Ряд ученых перевернули это и заявили, что Европа развивалась за счет грабежа и эксплуатации стран Третьего мира. «Развитие неразвитости» Андре Гундера Франка (1966), «Политическая экономия Родезии» Джованни Арриги (1968), «Накопление в мировом масштабе» Самира Амина (1970) и «Как Европа сделала Африку отсталой» Уолтера Родни (1974) являются примерами дискуссий внутри и между радикалами Африки, Карибского бассейна и Латинской Америки в 1960-х и 1970-х годах.

Амин подчеркнул, что “передача стоимости” (Амин 1970: 14) происходит из так называемых слаборазвитых стран в так называемые развитые страны, и это суть капиталистического накопления в мировом масштабе. Амин утверждал, что буржуазия и пролетариат Маркса могут быть сопоставлены с нациями земного шара, а не просто как классы внутри национальных государств.  Образование капитализма – это не только вложение. Это также присвоение богатств колоний.

Самир Амин сыграл центральную роль в создании мир-системного анализа, а также распространил его на политическую экономию, описав создание глобальной стоимости.[4] Всемирный закон стоимости действует через усеченный рынок, который объединяет товары и капитал по всему миру, но не рабочую силу и, следовательно, не заработную плату.

В современном неолиберальном капитализме существует глобальный рынок капитала и товаров с глобализированными производственными цепочками, связывающими рабочую силу Севера и Юга вместе. Кроме того, по мере индустриализации Глобального Юга в последние десятилетия уровень технологий и режимы управления также становятся все более похожими на глобальном уровне. Стоимость товара больше не зависит от различных и изолированных национальных условий. Стоимость основана на глобальных условиях, и, как таковая, рабочая сила имеет глобальную стоимость. Как объяснил Самир Амин:

«Мой главный вклад касается перехода от закона стоимости к закону глобальной стоимости, основанному на иерархическом структурировании самом по себе глобализированном цены рабочей силы вокруг ее стоимости … эта глобальная стоимость составляет основу империалистической ренты». [5]

Работник морского порта, который загружает контейнеры в Шанхае, создает такую же стоимость, как и работник порта в Роттердаме, который их разгружает, при условии, что труд имеет ту же интенсивность и использует ту же технологию. Цена рабочей силы – заработная плата – варьируется в зависимости от различных исторических событий, социальных отношений и политических условий, а также ограниченной мобильности рабочей силы, как отметил Самир Амин:

«Капитализм – это не Соединенные Штаты и Германия, а Индия и Эфиопия капиталистичны «только наполовину». Капитализм – это Соединенные Штаты и Индия, Германия и Эфиопия вместе взятые. Это означает, что рабочая сила имеет только одну стоимость, связанную с уровнем развития производительных сил в глобальном масштабе. В ответ на полемический аргумент, который был выдвинут против него, – как можно сравнить стоимость часа работы в Конго со стоимостью рабочего часа в Соединенных Штатах? – Аргири Эммануэль писал: точно так же, как можно сравнить стоимость часа работы парикмахера в Нью-Йорке с стоимостью часа труда рабочего в Детройте. Вы должны быть последовательны. Вы не можете ссылаться на «неизбежную» глобализацию, когда она вам подходит, и отказываться рассматривать ее, когда она доставляет вам хлопоты! Однако, хотя в масштабах глобализированного капитализма существует только одна единственная стоимость рабочей силы, эта рабочая сила, тем не менее, вознаграждается по совершенно разным ставкам». [6]

Сочетание глобальной стоимости и низкой заработной платы на Юге является основой для извлечения сверхприбавочной стоимости, которая создает сверхприбыль для капитала и относительно низкие цены на сырьевые товары по сравнению с уровнями заработной платы на Севере. Таким образом, разница между стоимостью рабочей силы и ее ценой соответствует переносу стоимости с Юга как на капитал, так и на рабочую силу на Севере.[7]

Поэтому моя глобальная перспектива основана на историческом развитии мир-системы и преобладании глобализированной стоимости в капитализме.

Производительные силы и способ производства

Однако что является движущей силой развития капитализма? В чем заключается противоречие, которое заставляет его двигаться вперед, постоянно расширяться и менять внешний вид? Общепринятый марксистский ответ заключается в классовой борьбе между пролетариатом и буржуазией. Однако этот ответ должен быть квалифицированным.

Перемены зависят не только от желания, воли и организационной силы борющихся классов – от субъективных условий. Это также зависит от противоречия внутри способа производства – объективных условий. Маркс и Энгельс пишут в «Манифесте коммунистической партии»[8]:

«История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов… Угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов».

Однако классовая борьба – это всего лишь проявление глубинного противоречия. То, что открыли Маркс и Энгельс, было основой, на которой происходит классовая борьба. Этим они заложили основы исторического материализма.

Если мы посмотрим на общество в целом, то увидим фундаментальное противоречие между развитием производительных сил и производственными отношениями. Производительные силы – это технологии, практические и научные знания, логистика и управление. Производственные отношения означают отношения, в которые вступают люди при использовании производительных сил; в первую очередь они касаются отношений собственности. Противоречие между производительными силами и производственными отношениями существует во всех обществах. Оно определяет общества и их классы. При капитализме оно принимает форму противоречия между общественным характером производства и частной собственностью на средства производства; или, как выразился Энгельс в работе «Развитие социализма от утопии к науке»: «противоречие между общественным производством и капиталистическим присвоением». [9] Это относится к тому факту, что, с одной стороны, производство создает основу нашей жизни и развивает общество с помощью широкого разделения труда как между работниками, так и между корпорациями, в то время как, с другой стороны, оно осуществляется на основе средств производства, находящихся в частной собственности.

Что касается класса, то противоречие производительных сил против производственных отношений выражается в противоречии пролетариата против капитала. Состояние этого противоречия определяет, когда классовая борьба принимает революционную форму. Это происходит, когда развитие производительных сил находится в прямом противоречии с существующими отношениями собственности. Маркс сформулировал это следующим образом: [10]

«На определенной стадии развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями или – это просто выражает то же самое в юридических терминах – с отношениями собственности, в рамках которых они действовали до сих пор. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Затем начинается эпоха социальной революции. Изменения в экономической основе рано или поздно приводят к трансформации всей огромной надстройки».

Однако важно подчеркнуть, что Маркс пишет в следующем предложении:[11]

«Ни одна общественная формация не погибает раньше, чем разовьются все производительные силы, для которых она дает достаточно простора, и новые более высокие производственные отношения никогда не появляются раньше, чем созреют материальные условия их существования в недрах самого старого общества».

За последние двести лет в капитализме произошло несколько серьезных кризисов, породивших локальные национальные попытки развития социализма в рамках окружающей доминирующей капиталистической мир-системы. Однако капитализм продемонстрировал необычайную способность сворачивать эти попытки, приспосабливаться, учитывать критику и находить новые пути выхода из проблем. Капиталистический способ производства развил производительные силы с невиданной в истории скоростью и в невиданных масштабах. Это привело к росту населения Земли с 0,9 миллиарда в 1800 году, до 1,65 миллиарда в 1900 году и 7,8 миллиарда в 2020 году. Питаясь ископаемой энергией и постоянными инновациями новой телеологии, капитализм создал огромное разнообразие и количество товаров для продажи с прибылью. Несмотря на это, остаются голод и страдания для огромной части населения планеты, которая не может позволить себе купить необходимые товары. Противоречие в системе порождает войны и разработку оружия массового поражения, способного уничтожить человечество. Наконец, капиталистический способ производства загрязняет окружающую среду и нарушает экологический баланс Земли. Чтобы обеспечить дальнейшее развитие производительной силы в равновесии с потребностями людей и природы, необходимо изменить способ производства.

Историческое развитие капитализма определяется взаимодействием между экономическими законами накопления капитала и классовой борьбой, вызванной последствиями этих законов. Для обеспечения накопления капитала должны выполняться определенные условия. Законы накопления можно даже выразить в математической формуле – норме прибыли. Однако «реально существующий капитализм» не является машиной, которая функционирует исключительно благодаря законам и правилам накопления. Он также не является системой, находящейся в равновесии и гармонии. Совсем наоборот: для него характерна постоянная борьба между различными аспектами его противоречий. Чтобы капитализм функционировал, он должен постоянно искать конкретную историческую форму, позволяющую ему обеспечивать прибыль и продолжать накапливать капитал. Эта форма определяется классовой борьбой. Экономические законы порождают классовую борьбу, которая влияет на эти законы; борьбу, которая тем самым развивает производительные силы и изменяет производственные отношения. Это происходит не только на национальном уровне, но и в мировой системе государств.

Классовая борьба на национальном уровне формирует экономику и политику государства, которое является частью мировой системы национальных государств. Государства взаимодействуют и конкурируют, чтобы обеспечить свое развитие. Национальная классовая борьба влияет на мировую систему, которая, в свою очередь, влияет на национальную классовую борьбу.

Противоречие между развитием производительных сил и способом производства должно было найти иные исторические формы существования, в которых могло бы продолжаться накопление капитала. В 19 веке богатства и сырье высасывались из колониальной периферии в центр для развития промышленного капитализма и имперского образа жизни. В первой половине 20 века это привело к межимпериалистическим войнам за правопреемство Британской империи. Во второй половине 20 века для поддержания нормы прибыли пришлось разрабатывать новые формы империалистических отношений, внедряя массовый аутсорсинг промышленного производства на периферию, чтобы воспользоваться преимуществами низкого уровня заработной платы. Китай стал «фабрикой мира», изменив баланс сил в мировой системе.

Диалектический процесс между экономическими законами капитализма, их политическими и социальными последствиями и связанной с ними классовой борьбой является силой, которая движет развитием капитализма; развитием, которое не является линейным, а идет извилистыми путями и характеризуется разрывами. В определенные периоды экономическая и политическая система выглядит относительно стабильной. Даже когда революционные движения изо всех сил пытаются ее изменить, она сохраняет равновесие. Однако система всегда будет подвержена влиянию революционных усилий; она не остается прежней и после них. В другие периоды система оказывается в кризисе. Она больше не может сохранять равновесие и становится неустойчивой. В этот момент революционные усилия приобретают особое значение, а революционеры превращаются в бабочек, которые взмахами крыльев могут вызвать бурю.

Разделение мировой системы на различные политические образования означает, что трансформация капитализма в новый способ производства потребует многих революций и может быть обращена вспять, как мы уже видели. Переходный период будет по-прежнему характеризоваться классовой борьбой на национальном уровне и межгосударственным конфликтом между прокапиталистическими и социалистическими государствами. Переход от одного способа производства к другому – длительный процесс. Капитализм впервые сформировался за несколько сотен лет, начиная с итальянских городов-государств XV века и заканчивая промышленной революцией в Англии 400 лет спустя. Переход от капитализма к социализму также будет долгим процессом. Были и коварные дороги, и слепые пути. Однако на данном этапе истории кажется, что у капитализма заканчиваются люди и природа для эксплуатации.

Основное противоречие[12]

В третьем столпе моего метода я перехожу от абстрактного и общего к определенному и конкретному. При анализе конкретной революции, как русской или китайской, недостаточно знать общие противоречия капитализма. Когда мы изучаем конкретное общество, необходимо рассмотреть его конкретные противоречия, как их развитие, так и их связь с другими противоречиями в мировой системе.

Возьмем такое общее утверждение, как: «Революция – это результат противоречия между производительными силами и производственными отношениями». История показывает, что развитие этого противоречия не идет по прямому пути. Если бы это было так, то революции происходили бы только в наиболее развитых капиталистических странах. Если мы посмотрим на историю, то увидим, что путь к революции извилист. Крупные революции двадцатого века происходили не в развитых капиталистических странах, а на периферии мировой системы. Революция в России и Китае и многочисленные революции в странах третьего мира были результатами сложного взаимодействия между конкретными противоречиями внутри стран и основным противоречием в мировой системе в то время.

Если мы имеем капиталистическую мир-систему в историческом смысле Иммануила Валлерстайна и экономическом смысле Самира Амина. Если рассматривать мир-систему как единый процесс, то в любой момент времени этот процесс имеет основное противоречие, возникающее из противоречий капиталистического способа производства, и которое движет его развитие вперед.

Основное противоречие оказывает решающее влияние на все национально-региональные и местные противоречия. Как и другие противоречия, основное противоречие изменяется в ходе истории. Взаимодействие основного противоречия с другими противоречиями не является односторонним. Конкретные национальные и местные противоречия влияют на основное противоречие. Обратная связь влияет на борьбу сторон в основном противоречии и может изменить направление его развития.

Мао говорит о главном противоречии: [13]

«Если в каком-либо процессе имеется ряд противоречий, то одно из них должно быть главным противоречием, играющим ведущую и решающую роль, а остальные занимают второстепенное и подчиненное положение. Поэтому, изучая любой сложный процесс, в котором есть два или более противоречий, мы должны направить все усилия на поиск его главного противоречия. Как только это главное противоречие будет понято, все проблемы могут быть легко решены».

Выражение «легко решается» следует воспринимать с долей скептицизма, не в последнюю очередь, когда речь идет о социальных проблемах и революции в стране размером с Китай. Говоря «легко», Мао имел в виду, что после выявления основного противоречия у вас есть надежный ориентир для дальнейшего анализа. Другими словами, решается важнейшая проблема определения полезных стратегий, политики, средств пропаганды и военных усилий.

Чтобы ­определить главное противоречие в определенный момент истории, мы должны рассмотреть не только общие, абстрактные противоречия. Такие противоречия, как «производительные силы против производственных отношений», «пролетариат против буржуазии» и «империализм против антиимпериализма», обычно не вызывают больших разногласий среди марксистов. Разногласия начинаются, когда мы переходим от общих противоречий к конкретным. Когда нам нужно определить самое важное противоречие в данное время и в данном месте, противоречие с самым высоким революционным потенциалом. Обратите внимание, что в приведенной выше цитате Мао говорит о «нахождении» главного противоречия. Это не может быть сделано путем теоретических спекуляций. Противоречия – это конкретные явления, они проявляются в экономическом развитии, в политических действиях и народных движениях.

Мы не можем понять развитие событий в конкретной стране без учета того, как взаимодействуют глобальные и национальные противоречия. Все это может показаться самоочевидным и тривиальным. Однако изучать мир и разрабатывать стратегии с учетом глобальной перспективы и основного противоречия не так-то просто и привычно. Многие анализы и предлагаемые стратегии разрабатываются с местной точки зрения и игнорируют глобальную перспективу и влияние ее основного противоречия на ситуацию.

Поскольку я подчеркиваю глобальную перспективу и основное противоречие, важно подчеркнуть диалектику. Теория мирового уровня и универсальные тенденции состоят из всех частностей. Именно через конкретное и локальное мы можем действовать. Мы должны увидеть, как основное противоречие создается и формируется множеством частностей и как основное противоречие определяет результат конкретных противоречий.

Это не только теоретический вопрос. Великая теория глобальной перспективы без диалектического понимания отношения к особенному не имеет практической пользы. Она может дать вам некоторое академическое удовольствие от «понимания того, как устроен мир», и платформу, с которой можно заявить, что мир несправедлив и неравен, и его нужно изменить. Однако сама по себе «великая теория» не предлагает никакого действенного пути к эффективной теории или практике.

Смысл видения вещей как целого и взаимосвязанного заключается в последующей способности действовать в соответствии с понимаемой таким образом реальностью. Конечной целью выявления основного противоречия является вмешательство в него. Это сознательная способность видеть мировую систему как процесс и понимать направление и конечную цель этого процесса. Мы не можем создавать противоречия, но мы можем влиять на аспекты существующих противоречий, чтобы они двигались в направлении, отвечающем нашим интересам. Определение основного противоречия подсказывает нам, с чего начать.

Подведем итоги. В последующем анализе исторического процесса перехода от капитализма к социализму я рассмотрю, как общее противоречие: производительные силы против производственных отношений, проявляется в конкретном революционном процессе на национальном уровне. Более того, как эти национальные и региональные противоречия взаимодействуют с меняющимся главным противоречием на глобальном уровне. Диалектика анализирует мир как взаимосвязанную, противоречивую и изменяющуюся совокупность. Важным понятием является изменение.

Исторические изменения происходят качественными скачками. Постоянно меняются производительные силы, а вместе с ними и властные отношения между классами. В конечном итоге это приводит к напряжению, которое разрушает рамки старого общества и освобождает место для нового. Однако и здесь нет исторически гарантированного результата.[14] Ни один закон не делает социализм исторической стадией, которая обязательно следует за капитализмом.

  1. Энгельс, Фридрих (1882) Развитие социализма от утопии к науке, глава 3.  Избранные произведения Маркса/Энгельса, том 3, стр. 95-151. Издательство «Прогресс», Москва 1970. marxists.org.
  2. Лауесен, Торкил (2018) Глобальная перспектива. Страница 29-94. Керсплебед. Монреаль
  3. Валлерстайн, Иммануил (1974) Мир-система Модерна: Капиталистическое сельское хозяйство и истоки европейской мировой экономики в шестнадцатом веке. Academic Press. Нью-Йорк.
  4. «Всемирный закон стоимости» (Amin 1991: 352-353).
  5. Амин, Самир (2010) Закон всемирной ценности. Страница 11. Monthly Review. Нью-Йорк.
  6. Амин, Самир (2010) Закон всемирной ценности. Страница 84. Нью-Йорк: Monthly Review Press.
  7. Я знаю, что элементы стоимости воспроизводства рабочей силы на Глобальном Юге дешевле, чем на Севере – например, продукты питания и некоторые услуги. Другие дороже, например, образование и здравоохранение. Некоторые элементы трудно сравнивать, например, жилье. Простая квартира в трущобах стоит дешевле, чем квартира в европейском городе. Однако квартира, соответствующая европейским стандартам, с горячей водой, отоплением или кондиционером, часто стоит дороже на Глобальном Юге, чем на Севере. Тем не менее, в отношении большинства потребительских товаров наблюдается тенденция к формированию единой глобальной рыночной цены.
  8. Маркс, К. и Энгельс, Ф. (1848), Коммунистический манифест. Избранные произведения, том I, с. 33. Издательство «Прогресс», Москва, 1977. Онлайн: marxist.org
  9. Энгельс, Фридрих (1882) Развитие социализма от утопии к науке, глава 3.  Избранные произведения Маркса/Энгельса, том 3, стр. 95-151. Издательство «Прогресс», Москва 1970. marxists.org.
  10. Маркс, Карл (1859) К критике политической экономии. Предисловие. Издательство «Прогресс», Москва 1977. Онлайн: marxists.org
  11. Маркс, Карл (1859) К критике политической экономии. Предисловие. Издательство «Прогресс», Москва, 1977. Онлайн: marxist.org
  12. Лаусен, Токил (2020) Основное противоречие. Керсплебед. Монреаль.
  13. Цзэдун, ­Мао ( 1937) О противоречиях. Часть IV. Избранные произведения Мао Цзэдуна, том I, с. 332. Пекин: 1969. Издательство иностранных языков. marxists.org
  14. Энгельс, Фридрих (1882) Развитие социализма от утопии к науке, глава 3.  Избранные произведения Маркса/Энгельса, том 3, стр. 95-151. Издательство «Прогресс», Москва 1970. marxists.org
Torkil Lauesen
In the 1970s and 80s, Torkil Lauesen was a member of a clandestine communist cell which carried out a series of robberies in Denmark, netting very large sums which were then sent on to various national liberation movements in the Third World. Following their capture in 1989, Torkil would spend six years in prison. In 2016, Lauesen’s book Det Globale Perspektiv was released in Denmark. In it, he explains how he sees the world political situation today, and his thoughts about the future.

    You may also like

    Leave a Reply